Опрос

19 июля 1980 года в Москве прошло открытие XXII Олимпийских игр на стадионе имени Ленина в Лужниках. А Вы знаете, какую массу имел главный символ игр — медвежонок Мишка?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Александра Грузинова: Кружевами меня словно околдовали

13 июня. Александра Грузинова демонстрирует созданные еювечерние платья и рассказывает о том, какой путь ей пришлось пройти, чтобыстать дизайнером. Фото: Мария Хапцова, «Вечерняя Москва»
13 июня. Александра Грузинова демонстрирует созданные еювечерние платья и рассказывает о том, какой путь ей пришлось пройти, чтобыстать дизайнером. Фото: Мария Хапцова, «Вечерняя Москва»
13 июня. Александра Грузинова демонстрирует созданные еювечерние платья и рассказывает о том, какой путь ей пришлось пройти, чтобыстать дизайнером. Фото: Мария Хапцова, «Вечерняя Москва»
13 июня. Александра Грузинова демонстрирует созданные еювечерние платья и рассказывает о том, какой путь ей пришлось пройти, чтобыстать дизайнером. Фото: Мария Хапцова, «Вечерняя Москва»

Общесоюзный Дом моделей одежды на Кузнецком Мосту был основан в 1944 году, во время Великой Отечественной войны. Именно на его школе выросла дизайнер, модельер Александра Грузинова. Ее творческой карьере на днях исполняется 35 лет.

Сегодня о былой славе модного московского центра напоминают только витринные стекла. Александра Грузинова помнит, как еще в студенчестве решила, что обязательно устроится на работу в ателье Люкс при этом доме мод. И первые ее трудовые часы в легендарном ателье-люкс начались с защиты дипломной работы «Нарядная одежда для особого случая». 

А руководителем вашей дипломной работы был Вячеслав Зайцев? Он ведь тоже работал в этом ателье?

— Да, Зайцев был главным художником там, но еще до меня. И на пятом курсе он вел наши дипломные работы, потому что очень любил наш художественно-технологический факультет Московского технологического института. Из нас готовили художников индивидуального пошива. Поэтому мы изучали психологию, проходили интереснейшие тесты. Нас водили на занятия по пластической анатомии к патологоанатому в Институт физкультуры, чтобы в тонкостях разбираться с особенностями опорно-двигательной системы человека. 

Каким же вам запомнился Дом моделей одежды? 

— Нереальные вечерние платья в огромных витринах, мраморная парадная лестница, бронзовые скульптуры, китайские вазы. В ателье-люкс на Кузнецком Мосту обслуживали всех ВИП-персон нашей страны. Там создавались протокольные костюмы и вечерние платья. Чтобы к нам попасть, клиенты записывались за два месяца, еще и негласный «кастинг» на соответствие уровню проходили у администрации. Например, известный дизайнер шуб Ирина Крутикова у нас заказывала под свои роскошные шубы вечерние платья. 

И ваши клиенты тоже были необычными людьми? 

— Первым моим направлением стало создание сценических костюмов. В платьях, созданных мною, в фильме «Жажда страсти» играет Анастасия Вертинская. По специальному заказу для Татьяны Веденеевой к итоговому концерту «Песня года» я выезжала в командировку. Еще во время учебы в институте на практике познакомилась с уникальным творчеством вышивальщиц из деревни Холуй Ивановской области. Тонкие кружева из-под их рук на белом шифоновом, хлопковом маркизете меня словно околдовали. И вот через несколько лет я вернулась к ним с эскизом блузки для моей любимой телеведущей. Как сейчас помню, вышла зимой на заснеженном полустанке вместе с какими-то охотниками. В Москву я привезла готовые скроенные детали, невесомо воздушные, которые оставалось просто сшить в нашем ателье. 

После такого «произведения искусства» у вас, наверное, сразу же прибавилось заказчиков? 

— В ателье на Кузнецком Мосту я, можно сказать, прошла четыре армии. Жесточайшая дисциплина, напряженная работа. Вот представьте, шьются вечерние платья с четырьмя-пятью юбками солнце из шифона (солнце — объемная юбка с одним или двумя боковыми швами, скроенная по диагонали. — «МЦ»). И если мастер в чем-то ошибался, криво сделал строчку, мне лично приходилось аккуратно распарывать эти 10–20 метров тончайшей ткани. А каково было кроить подплечники из восьми слоев поролона! Я сидела и рыдала, жалела себя и удивлялась, почему все это досталось мне, единственной в цехе получившей высшее специальное образование! 

Но вы же работали с клиентами? 

— К клиентам меня, совсем молодую девчонку, допускали в самых исключительных случаях. Например, могли пригодиться мои знания английского языка. 

Иностранцев на Кузнецком тоже принимали? 

— Помню дипломатов из США, Италии. Один раз пришел роскошный мужчина в бархатном костюме с белоснежной улыбкой. Это оказался «король мехов» из Греции. Он заказал для дочерей — пяти, четырех и трех лет — вечерние платья. Получились настоящие облачка цвета слоновой кости, жемчужно-серого и голубого с кружевными вставками. 

Миллионер щедро вас отблагодарил? 

— Раскрыл целый чемодан с долларами, а его девочки мне в подол юбки несколько пачек переложили. Я сидела, наблюдая за всем этим, ни жива ни мертва, ведь тогда свободный оборот валюты в нашем государстве считался противозаконным. Все доллары исчезли в сейфе ателье, и больше я их не видела. 

Наверное, это полученное вами «образование» позволило уйти в свободное плаванье? В 1992 году вы решили начать работать как дизайнер-модельер по индивидуальным заказам. 

— Страшно было, но я понимала, что в коллективе не смогу вырасти как художник. Какие-то клиенты у меня уже были, и отношения с мастерами из ателье Кузнецкого Моста тоже наладились прочные, до сих пор продолжаю с ними сотрудничать, хотя многим уже за 70 лет. А первую собственную коллекцию летних брючных костюмов я смогла показать только через фотовыставку. Нашелся знакомый фотограф, который сделал хорошие фотографии недалеко от моей дачи под Королевом. В роли моделей выступили мои друзья, я сама. Потом на фотовыставку заглянула жена одного крупного московского чиновника, нашла меня, купила что-то из коллекции... Следующие 20 лет она постоянно одевалась у меня. 

— И со звездами ваша дружба возобновилась? 

— В моей жизни постоянно происходят чудеса. Например, первое платье для Елены Ваенги я сшила вообще без примерок. Увидела ее выступление в концертном зале «Россия», где она стала победительницей на каком-то конкурсе, оставила визитку охраннику. По телефону из Петербурга Лена сообщила свои мерки. Платье шелковое золотисто-оливковое (в цвет ее глаз) я «дошивала» на ней за несколько минут до выхода на сцену той же «России». Успех был и у нее, и у меня. Это давно уже было, а дружим мы и поныне. 

Артисты, чиновники, иностранцы, показы... Как от этой «карусели» отдыхать получается? 

— Каждый день начинаю и заканчиваю в саду, живу за городом, выращиваю цветы и любуюсь ими: розами, ирисами, ромашками, пионами... 

СПРАВКА

Александра Грузинова, член международного Союза дизайнеров, член Союза дизайнеров России, обладатель высшей награды Недели Российской моды «Серебряная туника». Сотрудничает с известными российскими коллективами и артистами (Росгосцирк, Цирк на Цветном бульваре Юрия Никулина, Государственный ансамбль народной песни «Русская душа», Капелла им. Судакова, Симфонический оркестр «Кремлин», делает сценические костюмы для Елены Ваенги и ансамбля «Золотое кольцо»).

Новости партнеров