Опрос

В ГУМе 26 ноября открыли выставку новогодних елок. А вы уже готовитесь к Новому году?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Архитектурная жемчужина Смоленки

Общий вид на «Дом с башенкой» на Смоленской площади. Фото: A.SAVIN, WIKICOMMONS
Общий вид на «Дом с башенкой» на Смоленской площади. Фото: A.SAVIN, WIKICOMMONS
Общий вид на «Дом с башенкой» на Смоленской площади. Фото: A.SAVIN, WIKICOMMONS
Общий вид на «Дом с башенкой» на Смоленской площади. Фото: A.SAVIN, WIKICOMMONS

Осенью этого года завершится капремонт Дома Жолтовского № 13/21 на Смоленской площади (район Арбат) — знаменитого «дома с башенкой». Обновление зданию было нужно — за годы жизни оно покрылось «морщинами» и приобрело ряд возрастных заболеваний, от которых пора было избавляться.

Завершение капремонта подводит нас к еще одной дате: знаменитый архитектор этого дома Иван Жолтовский родился 155 лет тому назад, 27 ноября 1867 года.

Наш «папа римский»

Иван Жолтовский был фантастически образован, обладал безупречным вкусом, имел огромный авторитет среди коллег. Он родился в Пинске в семье небогатого помещика, в 20 лет поступил в Академию художеств в Санкт-Петербурге, где учился дольше многих — нужда в деньгах заставляла его не раз прерывать обучение и заниматься заработками. Но зато к окончанию академии он приобрел колоссальный практический опыт и уже через несколько недель после получения диплома был приглашен преподавать в московскую Строгановку.

2 июня 2022 года. Внутреннее убранство. Фото: Владимир Астапкович, «РИАНовости»
2 июня 2022 года. Внутреннее убранство. Фото: Владимир Астапкович, «РИАНовости»

Первые дома по проектам Жолтовского были построены еще в XIX веке. Здания, которые рождало его воображение, не могли не восхищать — они отличались какой-то невероятной гармонией, секрет к абсолюту которой архитектор искал всю жизнь.

Его кумирами в архитектуре были мастера эпохи Возрождения, особенно вдохновляли его работы Андреа Палладио — великого зодчего XVI века. Еще в ранней молодости, прочитав записки Гете о его путешествии в Италию, Жолтовский влюбился в эту страну сначала заочно, а потом — лично: он часто там бывал, делал зарисовки зданий, и уже первые его московские творения — что дом Скакового общества, что дом купца Тарасова на Спиридоновке, — передавали дух «колыбели архитектуры». Кто-то пытался мягко обвинить архитектора в заимствованиях, но затея не удавалась: да, он был упоен итальянской архитектурой, но все же это были абсолютно оригинальные работы. Кстати, по воспоминаниям Никиты Хрущева, Ивана Владиславовича за глаза называли «наш папа римский» — так величественно выглядел он в своем рабочем кресле, окруженный ароматом медового табака, секрет которого бережно хранил.

Всем оберегам оберег!

Революция 1917 года не заставила Жолтовского изменить место жительства. Он без труда нашел бы, чем заняться где-то в Европе, но не хотел этого, тем паче на родине дел для него хватало. Его архитектурный талант высоко ценил Луначарский, а факт личных встреч и бесед с Лениным в каком-то смысле стал для Жолтовского «оберегом»: его не трогали, он даже не вступал в партию. Жолтовский выполнил ряд серьезных заказов самых «верхов» — от реконструкции Большого театра до разработки генплана Сельскохозяйственной выставки 1923 года, прообраза ВДНХ, работал над планом реконструкции Москвы. Не все было просто: в конце 1920-х годов бал правил конструктивизм, а Жолтовский был приверженцем классики, точнее неоклассики. И хотя, рассматривая проекты Дома Советов, Сталин отдал предпочтение футуристическому варианту Бориса Иофана, Жолтовский получил за свой проект одну из первых трех главных премий. Созданный же им парадный жилой дом для сотрудников Моссовета на Моховой стал просто манифестом неоклассики. Он вызвал такой фурор и восхищение, что, в общем, тем самым окончательно сдавшийся конструктивизм был элегантно похоронен. Наступала эпоха сталинского ампира — течения в архитектуре, которое правильно было бы назвать «освоением и переосмыслением классики». Это была эпоха Жолтовского.

Автограф мастера

1940 год. Архитектор Иван Жолтовский в своем кабинете. Фото: FAILEGION-MEDIA
1940 год. Архитектор Иван Жолтовский в своем кабинете. Фото: FAILEGION-MEDIA

В 1939 году мастером был задуман Дом с башенкой. Но дело застопорилось — началась война. Уже после ее окончания к проекту решили вернуться. Задумка архитектора — асимметричный дом с очаровательной башенкой, величественное, но и легкое при этом строение выглядело удивительно на фоне окружавших его тогда невысоких построек и приковывало восхищенные взгляды. По легенде, кстати, башенку архитектор строил на свои деньги. Ее, выполненную в типично итальянской манере, можно было бы назвать его «автографом». А по другой легенде, он воспел в ней гений Леонардо да Винчи: говорили, что в ее украшениях есть что-то из его чертежей.

Рассматривать дом с башенкой под колпачком приезжали специально, тем более в доме находится вход в метро «Смоленская». Некоторым дом поначалу казался каким-то чудачеством архитектора: асимметрия, обрывающийся балкон, декоративные вставки на фасадах, величественная арка с чудесным фонариком, мощный карниз, украшенные даже снизу балконы... Но очень быстро стало ясно, что Иван Жолтовский создал один из архитектурных шедевров своей эпохи. Кстати, имена архитекторов у нас часто несправедливо забываются, но в случае с Иваном Владиславовичем это не так: все построенные им дома называют в народе «домами Жолтовского».

Новости партнеров