Опрос

9 октября отмечают Всемирный день почты. Знаете ли вы, в каком районе центра города в 1700 году открыли Московский почтамт?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Часики-то тикают!

15 сентября 2022 года. Часовой мастер Михаил Дымшиц чинит часы в мастерской в Таганском районе. Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
15 сентября 2022 года. Часовой мастер Михаил Дымшиц чинит часы в мастерской в Таганском районе. Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
15 сентября 2022 года. Часовой мастер Михаил Дымшиц чинит часы в мастерской в Таганском районе. Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
15 сентября 2022 года. Часовой мастер Михаил Дымшиц чинит часы в мастерской в Таганском районе. Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

25 сентября в мире отмечается необычный праздник — День тикающих часов. И хотя в России знают о нем далеко не все, да и механика постепенно отходит, сменяясь модными, умными гаджетами, в столице остаются мастера, которые заводят и заставляют тикать старые добрые «настоящие» часы. За тем, как это происходит, наблюдали корреспонденты «МЦ».

В маленькой, но уютной часовой мастерской на Таганке уже много десятков лет работает часовой мастер Михаил Дымшиц. На стене мастерской в скромной деревянной раме висит фотография дома, где находится мастерская, — черно-белое фото сделано в 1975 году архитектором, фотографом Виталием Цариным.

— Именно в 1975 году я стал работать часовым мастером, — вспоминает Михаил Яковлевич.

Внешность у него — прямо актерская, немного он напоминает сводный портрет всех благородных голливудских персонажей — добрых королей, отважных капитанов, — с любовью смотрю на этот черно-белый снимок! Люди приходят, читают подпись (я считаю, что каждый снимок должен быть подписан!) и удивляются — как хорошо тут, в Большом Дровяном переулке, все сохранилось.

Коллеги Михаила Яковлевича — люди увлеченные. Конечно же — часами. Один из коллег коллекционирует интересные часы с точки зрения инженера, другой — похожий на рок-музыканта, любит всякие сложные электронные девайсы — тоже с часами. У каждого свое рабочее место, рабочая одежда — белые халаты, и множество крошечных деталей в бесчисленных коробочках и пакетиках.

За работой Михаил Дымшиц становится чуть-чуть похожим на терминатора. Одним глазом он зажимает лупу, затем склоняется над столом. Стол этот особенный, он выше, чем обычный — чтобы часовому мастеру было удобно видеть детали.

— В обычных механических часах около 150 деталей, а сложных, с автоподзаводом может быть более 400! — говорит Михаил Яковлевич.

В мастерской чинят любые часы — швейцарские, немецкие, советские. Советские часы — особая любовь мастера.

— Советские 1960–1970-х годов были, наверное, самые лучшие в своем классе! Каждая деталь полировалась, на заводах работали суровые Отделы контроля качества и такие марки, как «Полет», «Командирские», «Штурманские» часы шли на экспорт, а в годы перестройки их активно скупали, чтоб потом перепродать за рубежом.

Моя любимая марка — «Штурманские» часы! — говорит Михаил Дымшиц.

По мнению мастера, настоящие часы — именно механические, которые тикают. Характерный звук «тик-так» происходит из-за соприкосновения шестеренок в анкерном механизме часов.

На самом деле движений три, не только «тик» и «так», но еще одно мы практически не слышим.

Оказывается, по звуку тиканья часов можно определить, исправны они или нет. А как ухаживать за часами? — Ими нужно просто пользоваться. Заводить их желательно в одно и то же время, не бросать и не мочить. Советские и российские механические часы — очень надежные. Но у советских не было влагозащищенности — специальные прокладки были только у «Командирских» часов, — предупредил мастер, — а чаще всего, если часы не ходят, дело в старой смазке! По словам Михаила Яковлевича, он починит любые часы.

— Но — если найду детали, — уточняет Дымшиц. — Какие-то я смогу выточить на токарном станочке, но… там точить надо, грубо говоря, под микроскопом, «мелкоточники» на жаргоне. И таких мастеров с каждым годом все меньше. Так что, если у вас есть дедушкины часы — лучше отремонтировать их сейчас. При высокой температуре часы начинают отставать, при низкой — чуть спешить, это нормально. Часовая пружина анкерного механизма — металл, и при высокой температуре он расширяется, при низкой — сжимается.

Новости партнеров