Опрос

24 ноября 1927 года в Тверском районе открыли Первый государственный театр оперетты в России. Как на сегодняшний день называется культурное учреждение?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Наталья Дурова: Ожившие игрушки подарят сказку детям и взрослым

Новый худрук театра Наталья Дурова в кабинете. И слоник, любимец всех Дуровых, — рядом. Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»
Новый худрук театра Наталья Дурова в кабинете. И слоник, любимец всех Дуровых, — рядом. Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»
Новый худрук театра Наталья Дурова в кабинете. И слоник, любимец всех Дуровых, — рядом. Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»
Новый худрук театра Наталья Дурова в кабинете. И слоник, любимец всех Дуровых, — рядом. Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

В ноябре этого года в любимом москвичами и гостями столицы «Уголке дедушки Дурова» произошли перемены: дрессировщица, режиссер Наталья Дурова-младшая была назначена художественным руководителем этого театра.

Наталья Юрьевна вступила в должность с 1 ноября. Ну а Юрий Юрьевич Дуров, занимавший этот пост с 2007 года, продолжит работу заместителем художественного руководителя по творческим вопросам. Так что «Уголок» остается во всех смыслах «дуровским». И мы отправились туда, чтобы поговорить с новым худруком и узнать театральные новости.

Династийное место

…Ярко освещенное фойе Новой сцены театра, недавно открытой, но уже заработавшей в полную силу, бросает золотистые блики на выходящую с представления толпу и на миг превращает ее в «текущее золото». Народу — полно, дети возбужденно обсуждают только что увиденное, у кого-то ветер вырвал из рук шарик, кто-то, разгоряченный, не хочет надевать шапку, а кое-кто требует возвращения и «продолжения банкета». Основные зрители «Уголка…» — самые трудные (не простят фальши!), самые искренние (никогда сами не солгут, чтобы просто сделать приятно), самые восторженные (рады дикобразу и петушку одинаково) и самые благодарные зрители. Да, это дети. Но в том-то и секрет «Уголка», что его постановки не оставляют равнодушными и взрослых. И это еще вопрос, кто радуется Мышиной железной дороге больше — маленькие или большие.

В «Уголок», окормляемый династией Дуровых, ходят тоже династиями. Сюда сначала приводят детей, потом — внуков, а потом и правнуков. Пробравшись через толпу, ныряем в «служебный вход» — сегодня можно! А вскоре Наталья Юрьевна Дурова приглашает нас в хорошо знакомый, «намоленный» Дуровыми кабинет. Ну, будем знакомы.

В круговерти перемен

...Наталья Дурова — красавица. На сцене рядом с некоторыми своими питомцами кажется совсем девчонкой. Но за плечами у нее — два образования и огромный опыт работы. Впереди… Наверное, еще больше работы, море планов и огромная ответственность.

— Наталья Юрьевна, не страшно? Честно? Хотя вам тут все знакомо, вы же тут, по сути, выросли...

— Знаете, не страшно. Непривычно — да. В сентябре, по-моему, исполнилось 15 лет, как я здесь, но в такой роли тут не выступала. Страшно было, когда папа, Юрий Юрьевич, тяжело болел ковидом. И он до сих пор дает ему о себе знать последствиями. Когда папа мне сказал — все, дерзай, я согласилась. И мне не страшно еще и потому, что у меня есть прекрасная команда, которая очень мне помогает. Ну а если и бывает тяжело, то лишь потому, что я выступаю и в лице худрука, и как режиссер, и как артистка-дрессировщица, ведь со сцены я не ушла, у меня остались мои животные, и я, как и раньше, продолжаю репетировать по несколько часов в день.

— Тогда мы прежде всего желаем вам удачи. А вы, кстати, представитель какого по счету поколения Дуровых?

— Пятого! А за пожелание — спасибо, удача очень нужна.

Артистки Полина Кох-Кукес и Ирина Простецова на Старой сцене «Уголка дедушки Дурова» участвуют в репетиции новогоднего шоу. Фото из личного архива
Артистки Полина Кох-Кукес и Ирина Простецова на Старой сцене «Уголка дедушки Дурова» участвуют в репетиции новогоднего шоу. Фото из личного архива

— Не так давно Новая сцена у вас в театре открылась, в новом здании. И перемены… Как-то все символично. Расскажите об основных заботах театра на данный момент.

— Вы знаете, получилось и правда символично: мы с Юрием Юрьевичем вместе открыли новое здание. Он открывал сцену, я разрезала ленточку. Получилось как бы такая передача — от поколения к поколению. О планах и делах… Нам сейчас очень важно, чтобы на Новой сцене все спокойно шло, чтобы там потихоньку осваивались животные. Вы же понимаете, что в обычном театре, например, приходит актер, получает роль, идет на сцену и играет ее. Если он заболел, не дай бог, спокойно выйдет его сменщик. Но у нас все завязано на животных и происходит все совсем не так, как в театре обычном. Если мы сегодня открыли новое здание, то это вовсе не значит, что завтра животные спокойно пойдут на непривычную для них сцену и отработают на ней свои номера. Их нужно постепенно приучать к новым условиям. Я тех животных, что работают в театре, называю «тепличными» — потому что они привыкли к одной сцене, ну максимум к двум, и не привыкли переходить через улицу в новое здание, и к тому, что там все по-другому — от самого зала до вольера.

— Но судя по толпе, которую мы видели, представления в новом здании уже идут полным ходом?

— Конечно, и еще как! Трудности есть, мы их преодолеваем. Работаем! Сейчас там идет спектакль на два отделения, в которых задействованы два слона, и бегемот, и рыси, и обезьяны… А вот на Новый год нам придется кое-что менять.

— Почему?

— Хотя бы потому, что моя маленькая слониха уже не сможет в минус 30 градусов перейти через двор в другое здание. Будем ждать: в следующем году нам обещали сделать тоннель для перехода. Появится он — больше будет вариантов: туда можно будет водить всех трех слонят-малышей, например. Ну а пока этого нет — мы осваиваем новую сцену и готовимся потихоньку к новым спектаклям. Никаких глобальных обещаний давать сейчас нельзя, пусть все идет своим чередом.

— Ваш театр славился новогодними елками. Понимаю, перемен много… Но елки-то будут?

— На Новый год на Старой сцене мы ставим новый спектакль. А на Новой сцене покажем новогоднюю версию старого спектакля. Прошла первая техническая репетиция, сроки чуть поджимают — первый раз мы так отстаем, но уверена, что все нагоним. Но те животные, которые еще не адаптировались к новой сцене, будут выступать на елке на старой. В одно отделение пройдет спектакль для малышей, в два — для более взрослой публики. На Старой сцене тоже будут крупные животные.

— А сюжеты? Они в ваших постановках всегда необычные.

— На Новой сцене у нас будет представление, подготовленное на базе «Необыкновенного путешествия», которое идет сейчас. Вы же понимаете, для внедрения чего-либо абсолютно нового нужно время, а его-то у нас и не было. Но зато там будет выступать наша «звезда» — слониха Сюзи. Зрители ее всегда принимают с восторгом. А на Старой сцене сюжет будет таким: Дед Мороз вроде бы подарил всем подарки, но потом оказывается, что одну деревеньку он не заметил. Но время исправить эту ошибку у него еще есть. Он хватает мешок с игрушками, бежит что есть сил, впопыхах цепляется мешком за что-то (за что именно — мы еще не решили), и из него выпадают игрушки. Он также цепляется посохом за дверь, и от посоха отлетает волшебный кристалл, который затем оживляет игрушки. И все вместе, включая ожившие игрушки, пытаются навести по рядок и сделать подарок к Новому году самому Деду Морозу.

Наталья Дурова-младшая на сцене с одним из своих любимцев Фиксом. Фото из личного архива
Наталья Дурова-младшая на сцене с одним из своих любимцев Фиксом. Фото из личного архива

— А про своих любимцев расскажете?

— С радостью. Любимцев у меня много. В этом году мы доделали хороший номер с молодыми слонами — там три слона работают. Старшая девочка у нас перешла в новое здание. Говоря «перешла», я имею в виду, что она адаптировалась там и начала работать. Но Сюзи — опытная, она умничка, это любовь всего нашего театра и любовь моих родителей. Более того — мы даже переселили ее на новую территорию. Ее переход туда произошел совершенно спокойно, она обустроилась: «попробовала на вкус» на новом месте стены, все покрутила-повертела и прекрасно себя там чувствует. А свое помещение она, скажем так, отдала молодым девочкам — Одри, Луне и Моне. Девочки эти — молодцы, мы репетируем с ними новые трюки и сразу их выпускаем. А еще у меня есть морские львы. Очень их люблю. У них потрясающий, невероятный интеллект! С ними очень интересно репетировать, у меня один мальчик и одна девочка. Которая, кстати, уже вообще-то — бабушка! Не так давно ее осматривала врач-офтальмолог, он был поражен ее состоянием и сохранностью: по его словам, в условиях природы ее давно уже не было бы — она лет на пятнадцать пережила отведенный природой срок жизни. Но сейчас я, конечно, постепенно передаю некоторых животных другим дрессировщикам — на всякий случай. Но слонов и морских львов никому передать не смогу, потому что они приучены к одному человеку. А с дикобразами, пони и собачками смогут работать и другие артисты — вариант такой подмены должен быть, поскольку кто-то должен быть способен заменить на представлении: а вдруг вызовут куда-то? Тем не менее уходить со сцены я не собираюсь. Это все для меня слишком дорого. И я столько лет проработала…

— В династии Дуровых все умудрялись как-то совмещать сцену и руководство театром…

— Да, вот и Юрий Юрьевич так делал, совмещал руководство и выступления. И сейчас он остается в театре заместителем по творческой деятельности, это моя опора и поддержка во всем, у него же колоссальный опыт.

— А у вас, наверное, и мыслей не было изменить делу династии Дуровых?

— Ну почему же. Я окончила школу и очень хотела пойти учиться. Юрий Юрьевич на тот момент просто меня не понимал. Куда учиться? Как — учиться? А театр? Ты родилась в цирке, с четырех лет работаешь в нем. А мне очень хотелось быть обычным, нормальным ребенком… В итоге я пошла в социальный университет. Но, оказавшись на первом курсе, уже работала здесь, в театре… Знаете, как в цирке говорят? Манеж — круглый. Он все возвращает на круги своя. Ну вот и у меня все так получилось: я пошла, поступила, отучилась, что-то себе доказала и… вернулась. Впрочем, возвращение не помешало мне получить и второе высшее — я окончила факультет государственного и муниципального управления. Иногда было трудно: у нас сессия, а тут — елки. Но то, что тут, сам стиль воспитания — мне нравится. Температура сорок, рваное плечо, переломанная нога — это не повод не работать. Дуров работал со сломанными ребрами. Мама ломала ногу прямо на сцене. Мне откусывали ноготок — потом делали операцию… Но мне не было страшно, я всегда за спиной ощущала тыл — родителей, которые на каждый мой номер приходили и болели за меня.

Вместо эпилога

…Наталье Юрьевне пора собираться — скоро спектакль. Пока есть возможность, проходим в новое здание через двор. Да, без тоннеля животным тут — никак: нам-то холодно, а уж теплолюбивым слонам или бегемоту… Святое любого театра: закулисье… За занавесом медленно разрастается гул — зал заполняется. 319 мест, Дуровым работать с аншлагами — не привыкать. Выглядываем тихонько из-за занавеса: дети нетерпеливо ерзают на сиденьях. Сейчас начнется сказка. — Если честно, — говорит Наталья Дурова, прощаясь, — мы переживали, конечно, пойдет народ на Новую сцену, нет — потому что все очень любят Старую сцену театра. Но зрители пошли, чему мы очень рады. Сейчас мы пытаемся переименовать Большую сцену в Старую — потому что есть пока путаница. Но это детали. И они утрясутся, эти детали. Тем более что зрителям, как нам показалось, хорошо везде. Главное — скорее бы подняли занавес!

СПРАВКА

Наталья Дурова — артистка-дрессировщица, представительница всемирно известной театрально-цирковой династии Дуровых: праправнучка основателя династии дрессировщика Владимира Дурова (1863–1934) и племянница Натальи Дуровой, руководившей театром с 1978 по 2007 год. Ныне — художественный руководитель театра.

НА ЗАМЕТКУ

В этом году «Уголку дедушки Дурова» исполнилось 110 лет: знаменитый цирковой артист Владимир Леонидович Дуров открыл его 8 января 1912 года.

Новости партнеров