Опрос

19 июля 1980 года в Москве прошло открытие XXII Олимпийских игр на стадионе имени Ленина в Лужниках. А Вы знаете, какую массу имел главный символ игр — медвежонок Мишка?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Полярники должны были загорать прямо на крыше дома

Фасад дома лаконичен, хотя проект 1935 года предусматривал колонныи скульптуры. Фото: Анна Малакмадзе, «Вечерняя Москва»
Фасад дома лаконичен, хотя проект 1935 года предусматривал колонныи скульптуры. Фото: Анна Малакмадзе, «Вечерняя Москва»
Фасад дома лаконичен, хотя проект 1935 года предусматривал колонныи скульптуры. Фото: Анна Малакмадзе, «Вечерняя Москва»

90 лет назад, 17 декабря 1932 года, было создано Главное управление Северного морского пути. Три года спустя, в 1935 году, спроектировали титульный дом этого ведомства — «Полярник» на Садовой-Кудринской, 14/16 (Пресненский район).

На фото Рута Неклесса
На фото Рута Неклесса

История этого здания вплоть до последних нескольких лет была покрыта воистину полярным мраком. Но одна из неравнодушных жительниц дома, журналист и редактор Рута Неклесса, возглавила настоящую экспедицию по торосам архивов, библиотек и музейных хранилищ.

Увидеть букву с воздуха

На Садовое кольцо выходят два флигеля, а центральная часть фасада — глубоко позади. Если посмотреть сверху — получится буква «П».

— Первую очередь дома заложили в 1935 году, а это было время яркого символизма в архитектуре, — напоминает Рута Неклесса. — Театр Советской армии, например, построили в виде пятиконечной звезды (в 1934–1940 годах. — «МЦ»). А на Фрунзенской набережной есть дом-«самолет» (возведен в 1936 году. — «МЦ»). Ну а дом для пионеров Арктики был задуман в виде буквы, с которой начинается слово «полярник».

Проект одной из квартир, нарисованный архитектором: интерьер кабинета. Фото: Музей Архитектуры
Проект одной из квартир, нарисованный архитектором: интерьер кабинета. Фото: Музей Архитектуры

Многие жильцы могли видеть «инициал» своего дома прямо с рабочего места — из кабины самолета. В «Полярнике» селили руководителей Главсевморпути, а также выдающихся авиаторов. Некоторая часть квартир отводилась для членов Совета министров. Именно поэтому в доме в свое время оказался прадед Руты, Михаил Кульбейкин: в 1953–1956 годах он был первым заместителем министра лесной и бумажной промышленности СССР.

Достраивался «Полярник» уже после Великой Отечественной войны — этому обстоятельству он обязан своим красивым красноватым цоколем. Цоколь отделан гранитом, который фашисты привезли в СССР из заполярных областей Финляндии: планировали поставить в покоренной Москве памятник Гитлеру.

— Таким же гранитом была отделана парадная клумба во дворе, — вздыхает Рута Неклесса. — К сожалению, облицовка с нее пропала…

Это не единственная утрата, которую понес «Полярник» за свою долгую жизнь. Устройство здания тоже было продумано с учетом арктической темы — как функционально, так и эстетически. Например, в квартирах предусматривались ниши для лыж. А в подъездах той части дома, что сдана в 1930-е годы, холлы были украшены панно с изображениями северных животных.

— Но во время капремонта перед Олимпиадой 1980 года эти панно были закрашены, — грустно говорит Рута Неклесса. — Вот так буднично стиралась история…

Проект дома на Садово-Кудринской улице. Фото: Центральный государственный архив Москвы. Отдел хранения научно-технической документации Москвы. Фонд 2, опись 1, дело 8254, лист 6
Проект дома на Садово-Кудринской улице. Фото: Центральный государственный архив Москвы. Отдел хранения научно-технической документации Москвы. Фонд 2, опись 1, дело 8254, лист 6

Забыли на тридцать лет

Собственно, огорчения от нескольких неудачных ремонтов и подтолкнули жильцов «Полярника» к тому, чтобы заняться историей дома. Оказалось, что здание не считается объектом культурного наследия. Нет на нем и ни единой мемориальной доски. Фактически известно о доме было одно — автора проекта звали Иван Кузьмич Запорожец (1884–1952).

Рута Неклесса начала с Музея архитектуры имени А. В. Щусева на Воздвиженке. Там помочь не смогли, но посоветовали обратиться в Центральную научно-техническую библиотеку по строительству и архитектуре. В этой библиотеке отыскался журнал «Архитектура и строительство Москвы» за 1987 год (№ 10) со статьей о Запорожце — а в ней написано, что дочь зодчего, Татьяна Ивановна, подарила архив отца… Музею архитектуры. Выяснилось, что бумаги Ивана Кузьмича больше тридцати лет лежали на Воздвиженке неразобранными — вот о них и не знали.

— В результате в 2020 году архив Запорожца по указанию Министерства культуры РФ начали каталогизировать, — рассказывает Рута Неклесса. — Таким образом были обнаружены и проекты дома, и переписка архитектора с руководством Главного управления Северного морского пути, и огромное количество чертежей других зданий.

Попутно Рута Александровна вела поиски в других архивах — Центральном государственном архиве Москвы, в Российском государственном архиве литературы и искусства. Нашлась и давно заброшенная могила Ивана Запорожца и его дочери на Ваганьковском кладбище.

— Здесь постарался целый поисковый отряд — житель нашего дома Иван Рябик плюс студенты «Щуки», чтущие память Татьяны Запорожец, — говорит Рута Неклесса. — Она была заведующей и основателем кафедры сценической речи, у нее учились Михаил Ширвиндт, Вениамин Смехов, Василий Лановой, Михаил Ульянов…

Спереди —скульптуры, наверху — солярий

Оказалось, что исходный проект был более амбициозным, чем то, что мы сегодня видим на Садовой-Кудринской. Например, на крыше Запорожец хотел устроить солярий площадью 850 квадратных метров — пусть полярники в промежутках между экспедициями поправляют здоровье не выходя из дома! А на фасаде здания в чертежах просматриваются шесть колонн классической ордерной архитектуры и столько же скульптур. Возможно, если бы дом построили быстро, еще до войны, все это успели бы воплотить.

— Замысел претерпел некоторые изменения в сторону упрощения и большей сдержанности архитектурных форм, — подводит итог Рута Неклесса. — Здание не потеряло монументальности, а стилистическое решение приобрело чистоту и ясность.

Отто Шмидт — начальник Главсевморпути. Полное название дома — «Полярник» имени Отто Юльевича Шмидта». Фото: Дмитрий Дебабов, «Вечерняя Москва»
Отто Шмидт — начальник Главсевморпути. Полное название дома — «Полярник» имени Отто Юльевича Шмидта». Фото: Дмитрий Дебабов, «Вечерняя Москва»

В архивных документах было найдено и истинное имя дома — «Полярник» имени Отто Юльевича Шмидта». Отто Шмидт, географ, исследователь Памира и Арктики (1891–1956), был первым руководителем Главного управления Северного морского пути в 1932– 1939 годах.

Арктика вновь актуальна

Рута Неклесса уже напечатала несколько научных статей о своем доме, а сейчас, по ее словам, готовится и книга. В 2021 году Рута Александровна выступила с докладом на IX международной научно-практической конференции «Полярные чтения» — они проводятся в Санкт-Петербурге при поддержке Фонда президентских грантов. Участники конференции обратились с просьбой к Министерству культуры РФ и органам охраны культурного наследия Москвы — присвоить зданию на Садовой-Кудринской статус объекта культурного наследия и установить мемориальные доски самым известным жильцам.

— Сегодня тема международного соперничества в Арктике снова становится очень актуальной, — говорит Рута Неклесса. — И мы надеемся, что к «Полярнику» отнесутся в соответствии с его культурным и историческим значением.

СПРАВКА

Северный морской путь — кратчайшую дорогу из Атлантического океана в Тихий вдоль арктических берегов Сибири — пытались осваивать с XVI века. Впервые этот маршрут был преодолен за одну навигацию в 1932 году: за два месяца и три дня, с 28 июля по 1 октября, экспедиция Отто Шмидта на ледоколе «Александр Сибиряков» добралась из Архангельска до мыса Дежнева. Руководству страны было доложено о том, что эта трасса вполне перспективна и нужно создать организацию, которая будет заниматься развитием не только транспортной системы Арктики, но и строительством радио— и гидрометеорологических станций, промышленных и социальных объектов для местного населения. 17 декабря 1932 года было образовано Главное управление Северного морского пути при Совете народных комиссаров СССР. С 1 августа 2022 года оно входит в структуру госкорпорации «Росатом».

ЛЮБОПЫТНО

В Пресненском районе есть еще один дом Главного управления Северного морского пути — так называемый «Дом полярников» (Никитский бульвар, 9), построенный в 1936–1937 годах. Автором проекта называют Евгения Львовича Иохелеса (1908–1989). Существует предположение, что концепция обоих зданий для полярников принадлежит Ивану Запорожцу: дом на бульваре тоже напоминает букву «П», только менее симметричную, чем здание на Садовой-Кудринской: высота флигелей одинакова, но в левом пять этажей, а в правом — шесть. Все потому, что его не возводили с нуля, а пристраивали к трехэтажному особняку 1901 года постройки. Вначале надстроили два этажа (они образовали левый флигель), затем — почти симметричный флигель и главную часть здания.

ЗНАМЕНИТЫЕ ЖИЛЬЦЫ

— Иван Папанин (1894–1986), контрадмирал, дважды Герой Советского Союза, преемник Отто Шмидта на посту начальника Главсевморпути;

— Александр Кузнецов (1904–1966), генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза;

— Семен Цесарский (1894–1968), начальник Управления «Севгидрострой» Колэнерго по строительству ГЭС Ковдинского каскада (Кольский полуостров), Герой Социалистического Труда;

— Яков Либин (1910–1947), директор Арктического и Антарктического научно-исследовательского института, первый заместитель начальника Главного управления Гидрометеослужбы при Совнаркоме СССР;

— Максим Чибисов (1906–1989), начальник Управления полярной авиации ГУ Северного морского пути, генерал-майор морской авиации;

— множество выдающихся летчиков: Владимир Мальков (1914–2007), Олег Куксин (1912–1984), Леонард Крузе (1899–1966) и другие

Новости партнеров