Опрос

12 июня в стране отмечается День России. А Вы знаете, какой из фактов о нашей стране неверный?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Сейчас время требует поступков

Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин (слева) и актер Владимир Стеклов на Аллее героев в Мариуполе. Фото 2022 года
Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин (слева) и актер Владимир Стеклов на Аллее героев в Мариуполе. Фото 2022 года. Фото: Алексей Куденко, РИА Новости
Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин (слева) и актер Владимир Стеклов на Аллее героев в Мариуполе. Фото 2022 года. Фото: Алексей Куденко, РИА Новости
Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин (слева) и актер Владимир Стеклов на Аллее героев в Мариуполе. Фото 2022 года. Фото: Алексей Куденко, РИА Новости

Художественный руководитель Московского современного художественного театра народный артист РФ Владимир Стеклов был одним из первых актеров, которые должны были отправиться на съемки... в космос. К сожалению, вылет так и не состоялся. Накануне Дня космонавтики он вспомнил, как проходил отбор и подготовка к полету. 

В конце 1990-х режиссер Юрий Кара задумал фильм «Тавро Кассандры», где одну из ролей должен был сыграть Владимир Стеклов. Отдельные сцены предполагали снимать на орбитальной станции. Владимир Александрович был отобран в отряд космонавтов, прошел необходимую подготовку и успешно сдал экзамены. Однако задумка не удалась: не хватило финансирования. Фильм позже был снят другим режиссером, вышел под другим названием. Но от «космических» сцен все равно пришлось отказаться. А Владимир Стеклов остался первым актером в мире, кто прошел отбор в отряд космонавтов. 

— Владимир Александрович, чтобы пройти отбор, нужно быть абсолютно здоровым человеком, недаром говорят: «здоровье как у космонавта». У вас возникали трудности при подготовке к съемкам?

— С первых дней. Какое бы ни было здоровье, профессиональная специфика присутствует: стандарты для отбора кандидатов создавались еще при наборе первого отряда, и эти параметры не менялись с тех времен. И если у тебя где-то показатели превышают норму: высокое давление, пульс или что-то другое, ты не проходишь. И какие бы у тебя ни были морально-волевые качества, они не помогут. Во время тренировок мы утром всегда шли к медикам, которые проверяли состояние организма, потом на теоретические дисциплины. Они тоже требовали особого внимания и подготовки, так как у меня нет технического образования. Надо было запоминать конструкцию узлов, сегментов, надо было учить и зубрить, а потом эти знания применять на практике. Например, уметь сделать неисправный прибор исправным, ведь нештатная ситуация может случиться всегда. На экзамены приезжали люди из разных организаций, в том числе из Центра имени М. В. Хруничева, и экзаменовали, не делая скидок на то, что ты актер. И вроде бы медиков ты прошел, а дальше… тоже можно запнуться. Но в итоге ты увлекаешься и стараешься быть не хуже тех ребят, которые в профессии. Особенно когда занимаешься в составе экипажа с человеком, имеющим опыт космического полета, и с человеком, который не летал, но десять лет находится в отряде космонавтов. И это подстегивает, не хочется быть хуже. 

— Юрий Кара рассказывал, что специально для вас было уже сделано кресло для космического корабля. Не знаете, что стало с тем креслом, не было желания забрать себе на память?

— Космическое кресло у всех одинаковое, а вот ложемент делается индивидуально, равно как и полетный костюм «Сокол». И куда они попали, не знаю. Мне обещали после полета подарить рукавицы, но поскольку полета не состоялось, то и подарка не случилось.

Владимир Стеклов на первой Булгаковской премии «Рукописи не горят». Фото 2019 года
Владимир Стеклов на первой Булгаковской премии «Рукописи не горят». Фото 2019 года

— Что-то из тренировок особенно запомнилось? 

— Нужно было надеть скафандр без чьей-то помощи, сесть в ложемент, тебя погружали в барокамеру, и ты находился там четыре часа. Пошевелиться нельзя было, но помню, как в иллюминатор заглядывали люди и показывали большой палец. То есть все было нормально! 

— Владимир Александрович, вы недавно вернулись с Донбасса, куда отвозили гуманитарную помощь для бойцов спецоперации. Расскажите о встречах с военнослужащими, как давно оказываете помощь и почему? 

— Мы живем в непростое время. И то, что происходит, на самом деле совсем рядом, ты ощущаешь особенно остро. Трагедия,которая произошла в «Крокусе», напоминает, что все это очень близко. И когда подвиги совершают не только взрослые люди, но и мальчишки, радуешься, что такие люди есть, и понимаешь, что место подвигу есть всегда. А сейчас особенно время требует не только декларативности, но и поступков. 

Помогать бойцам, которые находятся в зоне проведения специальной военной операции, для нашего театра — обязанность как гражданская, так и человеческая. МСХТ начал туда ездить, когда Донбасс еще не был в составе России. Хотя я считаю, что эти регионы были в нашей стране в с е г д а — как Крым, так и Запорожье, Луганск, Донецк, Херсон. Это стало явью, у нас там появилось много друзей. Никто актеров не заставляет, каждый делает выбор сам. Мы едем туда с большим сердцем и с большим уважением. Считаем это своим долгом. 

— Вы создали свой театр — Московский современный художественный театр. Почему и как приходится работать? 

— Меня привлекала возможность создавать что-то новое, свое. Ведь в государственных театрах, при всем уважении, ты человек наемный. А здесь мы с директором и главным режиссером Русланом Банковским попытались создать свой театр, в котором своя художественная целостность, направление. Здесь ты можешь влиять на репертуарную политику. И дело даже не в финансировании и дотациях. В государственном театре бывает: не получился эксперимент, скажут, мол, мы попробуем иначе, попробуем идти другим путем. А у нас, если сделал продукт, который не был востребован зрителем, — это удар по твоему имиджу и по твоей кассе. И нельзя ссылаться на то, что у тебя в репертуаре большинство классических произведений. 

— Чтобы привлечь внимание к театру, нужны ли звездный актерский состав, или неординарные постановки. На что делали ставку вы? 

— На актерский ансамбль, к нему у нас очень серьезный подход. И на материал — это может быть как классическое, так и современное произведение, но это должен быть полноценный литературный материал. Некоторые своей «неординарностью» нарушают само понятие классического произведения, тем самым компрометируют его, иногда доводя до пошлости. У нас однозначно такого нет.

СПРАВКА

Владимир Александрович Стеклов родился 3 января 1948 года в Караганде Казахской ССР. Окончил Астраханское театральное училище. Работал в драматических театрах города Кинешмы и Петропавловска-Камчатского, потом был актером московских театров — Театра имени Ленинского комсомола, «Школы современной пьесы». Впоследствии создал собственный — Московский современный художественный театр. В 2001 году присвоено звание народного артиста России.

Новости партнеров