Опрос

18 сентября 1918 года родился Герой Советского Союза Виктор Талалихин, в память о подвиге которого названа одна из улиц Центрального округа. Чем прославился легендарный летчик?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Тогда пришлось нам повзрослеть

Ветеран Нина Данилкович
Ветеран Нина Данилкович
Ветеран Нина Данилкович
Ветеран Нина Данилкович

Про таких, как жительница Таганского района Нина Данилкович, снимают фильмы. Даже в свои 90 лет она, ветеран диверсионно-разведывательной воинской части № 9903 штаба Западного фронта, встречается с действующими военными разведчиками. Делится с ними своим бесценным боевым опытом.

В родное село Нины Данилкович, Борки, Брестской области, немцы вошли на второй день войны. Ее детская память точно сфотографировала те первые, ужасающие жестокостью картины. — Семью председателя сельсовета они вывезли на кладбище. Живыми закопали, взрослых, детей... На следующий день мы с сестрами видели, как немецкие грузовики колесами равняют свежую могилу, — глаза Нины Михайловны наполняются слезами. На черно-белой фотокарточке, вытянутой первой из дорогой ее сердцу архивной папочки, — совсем юные девичьи лица, задорный мальчишеский профиль, суровые сдержанные облики двух родителей. Этой семье удалось наладить в глубоком тылу противника настоящую диверсионно-разведывательную деятельность.

Ветеран Нина Данилкович в 1944 году служила в разведроте
Ветеран Нина Данилкович в 1944 году служила в разведроте

На грани разоблачения

Глава семейства Михаил Тарасович Данилкович сразу смекнул, что может быть полезен партизанам. В первые дни наступления фашистов даже 11-летняя Нина и 10-летняя Лариса бросились собирать оружие, оставшееся в покинутых красноармейцами воинских частях: винтовки, наганы, ящики с патронами, гранатами, взрывчатку, несколько пулеметов. — До чего же тяжелые были эти ящики с оружием, — и сегодня отчетливо помнит Нина Михайловна. Большая часть арсенала была тщательно замаскирована в лесу, кое-что Данилковичи на своем гумне схоронили, под сеном.

Изначально зажиточные хуторяне Данилковичи сумели расположить к себе новое полицейское начальство, из местных предателей, а сами втайне продолжали помогать советской власти. — В слонимских лесах много наших бойцов, отставших от основных формирований, осталось. Отец помогал им перебираться к своим, снабжал продовольствием. Раненых мы прятали, выхаживали, — рассказывает Нина Михайловна. Дети продолжали дружить с детьми полицаев.

А сами между тем подслушивали разговоры взрослых. Так удавалось раздобыть полезную информацию, например об облавах на односельчан. — Как-то к нам на хутор приехал целый отряд военных в незнакомой коричневой форме. Мы с отцом спрятались, а мама вышла встречать непрошеных гостей. Побелела лицом, думала, что на нас донесли и пришел всем конец, — восстанавливает давнишнюю драматичную историю Нина Данилкович. Незваные гости оказались коллаборационистами, перешедшими на сторону немцев. Данилковичи «выдержали» этих гостей достойно, даже когда те после застолья расположились на ночлег именно на гумне, где было спрятано оружие. — Вот захотелось бы им немного глубже в сено зарыться и наткнулись бы, например, на пулеметное дуло.

Так рисковать собою нам приходилось постоянно, — вспоминает Нина Михайловна. Еще один эпизод впечатался в память девочки — пленных красноармейцев гнали через их село. Обратился один с просьбой к сельчанам — всего-то ложку попросил, мол, нечем даже арестантскую похлебку зачерпнуть. — Добрый человек по фамилии Белянчик поделился ложкой, а фрицы его тут же на месте расстреляли, — с горечью сообщает Нина Михайловна. Ухо держать востро, оглядываться, проверять, нет ли слежки, — всему этому и многому другому научились дети семейства Данилкович. Поэтому задания им поручались одно другого сложнее.

Страх не выполнить задание

Даже после окончания войны Нина Михайловна долгое время по старой привычке пыталась считать вагоны. В оккупации приходилось это делать постоянно: подмечала даже самые малые детали — открытые вагоны или закрытые, много их, что могут везти. Делать это было непросто: немцы даже маленьких девочек близко к железной дороге не подпускали.

Худенькие руки Нины Михайловны сжимаются в кулаки, и она признается, что тогда боялась не смерти, нет, — а только того, что не выполнит поставленное задание. — Мама, помнится, выдала мне большую корзину с куриными яйцами. С ней я и пошла к железке, угостить на посту немцев, охраняющих железную дорогу. И белым платком им махала, и улыбалась, и корзину просила тут же вернуть… Вот за все это время много вагонов успела сосчитать, — смеется Нина Данилкович, а у меня невольно по спине бегут мурашки от ужаса: когда-то эта еще девочка была на самой грани от гибели.

1943 год. Нина с сестрами Женей и Ларисой (справа налево)
1943 год. Нина с сестрами Женей и Ларисой (справа налево)

Три сестры, а в корзинке — наган

Редкими ночами через хутор пробирались наши солдаты — кто отстал, кто был ранен, просили помощи. А собака Данилковичей, шоколадная дворняга Букет, всегда безошибочно определяла своих и чужих. — На полицаев лаяла, а учуяв красноармейцев, тихонько скреблась в дверь, поскуливала... Убили ее немцы, — вздыхает ветеран.

Нина Михайловна достает еще одну фотографию, сохранившуюся с того времени. На снимке три сестры — Женя, Нина и Лариса в том далеком 1943-м. Молодые, обнимаются, смеются. — Этот снимок сделан на нашем хуторе всего лишь за месяц до гибели Ларочки, — вздрагивает при воспоминании о тех событиях Нина Михайловна.

Еще одно опасное задание успели выполнить три сестры в этом военном 1943-м. Нужно было доставить наган советской радистке, внедренной в расположение фашистов. Чтобы добраться до пункта назначения, необходимо было преодолеть десятки километров по селам, лесным и проселочным дорогам, через немецкие посты. Ольга Алексеевна, мама девочек, придумала обмотать наган льняными нитками. В результате получился огромный клубок.

Его положили в просторную корзину. И девочки понесли свою ношу, как бы совсем не утруждаясь, делая вид, что она почти невесомая. — Мы справились и с этой задачей. Только на последнем посту я случайно потеряла свой расшитый фартучек, бросилась его поднимать, а в ответ чуть не получила автоматную очередь, — опускает глаза Нина Михайловна. В тот раз все обошлось, добрались они невредимыми. А через несколько дней после этого Ларису Данилкович, 11-летнюю девчушку, немецкий штык достал в брестском лесу. Фрицы уже подозревали что-то неладное за семьей хуторян. Родные нашли девочку избитую, со смертельной раной в сердце. — Она отправилась собрать ягод к обеду, — вспоминает Нина Михайловна. — Думаю, нарвалась на немецкий патруль. Наверное, ее пытали. Выбивали признание о связи с партизанами. Но она, думаю, ничего не сказала, потому как и после смерти сестры мы продолжили партизанскую работу.

1945 год. Семья Данилкович — папа Михаил, племянница Валя, мама Ольга, брат Вася, сестры Женя иНина (в центре слева направо) с бойцами роты
1945 год. Семья Данилкович — папа Михаил, племянница Валя, мама Ольга, брат Вася, сестры Женя иНина (в центре слева направо) с бойцами роты

Обмануть врага

На долю семьи Данилкович выпала еще одна знаковая операция в тылу врага. Партизанским отрядам потребовалось оружие: взрывчатка, снаряды, патроны, пулеметы. Все это было у Данилковичей припрятано в лесу и на собственном гумне. Но доставить такой груз сквозь жесткий тотальный немецкий досмотр было практически нереально. — Можно было это сделать только через лиц, не вызывающих подозрения у фашистов. И у нас это получилось. На отдых в наш хутор приехали те, кто имел славу «головорезов». Наготовили мы им, накормили и напоили. Пока они гуляли, в их телегу загрузили оружие, а сверху подарками замаскировали, — грустно улыбается Нина Данилкович. Эта операция стала финалом в подпольной деятельности Данилковичей. 17 сентября 1944 года их уже вывезли тайно в партизанский отряд. О фотоснимках в военной форме Нина Михайловна уже не торопится рассказывать. Разве это была работа? По сравнению с теми годами в условиях оккупации?! Удивительно! Фантастически! Но из всей семьи Данилкович погибли только двое. Старший сын Антон, ученик городского техникума, еще в начале войны — наверное, под бомбежкой. И еще младшая Ларочка, ставшая случайной жертвой подозрительного немецкого патруля…

КСТАТИ  

Диверсионно-разведывательная воинская часть № 9903 знаменита еще и тем, что к ней была приписана легендарная разведчица Зоя Космодемьянская. А семью Данилкович по праву можно считать одной из зачинателей партизанской «рельсовой войны». Уже после майских победных дней Михаил Тарасович признался дочерям — крушение немецкого поезда в 1942 году недалеко от села Борки устроил он вместе с Василием, их братом

СПРАВКА

 В конце 1944 года Нину Данилкович отправили доучиваться в школе, несмотря на ее возмущения и обиды. В 1956 году она окончила биолого-почвенный факультет МГУ, в 1972 году защитила кандидатскую диссертацию. Данилкович опубликовала свыше 80 научных работ. Среди них многие отмечены высокими наградами. И в свои 90 лет Нина Михайловна продолжает активно трудиться. Член президиума Всероссийской ассоциации юных участников войны, член президиума Городского совета ветеранов Великой Отечественной войны (партизанская секция), член президиума Союза женщин МГУ, председатель Совета ветеранов войны и труда МГУ, член Европейской ассоциации антропологов. А среди самых дорогих ее наград: орден Отечественной войны II степени, медали: «За победу над Германией», «Партизану Отечественной войны» I степени, Георгия Жукова.

Новости партнеров