Опрос

Какую библиотеку открыли 1 июля 1862 года в районе Арбат?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Инна Гинкевич: Не люблю спокойные дни

Инна Гинкевич: Не люблю спокойные дни. Фото из личного архива
Инна Гинкевич: Не люблю спокойные дни. Фото из личного архива
Инна Гинкевич: Не люблю спокойные дни. Фото из личного архива
Инна Гинкевич: Не люблю спокойные дни. Фото из личного архива

Сегодняшний гость «МЦ» — Инна Гинкевич — заслуженная артистка России, балерина. Ныне — главный хореограф «Москомспорта» и директор трех школ Олимпийского резерва.

Инна — трудоголик. Чтобы это понять, достаточно прочитать ее биографию, пестрящую громкими названиями театров, в которых она блистала, фильмов, в которых снималась, и высоких должностей, которые занимает сейчас.

— Инна, у вас вроде бы и высшее образование не одно?

— У меня три высших образования. Последнее я получила в Академии управления госслужбы РАНХиГС. А недавно я еще защитила кандидатскую диссертацию.

— Ну скажите, вам так важна вот такая активность, карьера?

— Вы знаете, я не думаю о карьере. Потому что я уже состоялась как балерина, актриса, личность. Я  просто  работаю  для того, чтобы получать от этого удовольствие, чтобы мне было интересно. Чтобы у меня был стимул куда-то двигаться. Зато все время ставлю себе какие-то сверхзадачи, которые нужно решать. Я чувствую свое призвание и доказала это на практике, подготовив как хореограф большое количество спортсменов и будущих балерин.

— Ваша работа сейчас, как советника руководителя Департамента спорта Москвы по вопросам хореографии и руководителя школ Олимпийского резерва, больше чиновническая?

— Она разная. Я бы сказала, менеджерско-чиновнически-творческо-педагогическая. Потому что я, например, находясь у себя в школах, не могу пройти мимо    занимающихся, которые что-то неправильно делают. К моей зоне ответственности сейчас вдобавок к отделениям художественной гимнастики и акробатического рок-н-ролла присоединился еще чирлидинг. Другими словами, у меня много интересной и любимой работы!

— Не представляю, как вы в таком темпе существуете? Не бывает мыслей все бросить, уехать на дачу и выращивать там розы?

— У меня были разные периоды в жизни. К примеру, я находилась на даче в Черногории — у меня там дом — и бывало, что я жила в нем по два-три месяца. Например, когда у меня была травма. В результате я все равно там нашла балетную школу и начала в ней преподавать. Мне становится скучно просто так отдыхать.

— Хорошо, а выбор профессии как происходил? Почему вы стали балериной?

— Во-первых, потому что у меня мама очень любит балет. Она не балерина, но страстно хотела ей стать. Папа — человек тво ческой профессии. Он — художник-архитектор. Круг общения с детства у меня был определенный: это люди искусства. Сначала я увлеклась фигурным катанием, но потом плавно перешла в балет, там и осталась.

— Ну вас родители отдали в балет, потому что «так надо», или это все-таки была голубая мечта маленькой Инночки?

— Все давно знают, что балет — это искусство для привилегированных. Как для тех, кто туда отдает своих детей, так и для тех, кто его смотрит. Опера и балет всегда были высоким искусством. Это только в последние десятилетия балет стали популяризировать, делая из него шоу. Да, давным-давно существует «Цирк дю Солей», где балет смешивается с другим искусством — и с цирковым, и с драматическим. И все равно это называется по-другому. А сегодня из балета сделали шоу. Я считаю, что это не очень правильно. Для меня балет всегда был голубой мечтой — стать балериной в пачке, принцессой. Я этого хотела и хотела быть лучше всех. И вот...

Заслуженная артистка России, балерина, главный хореограф «Москомспорта» и директоршкол Олимпийского резерваИнна Гинкевич (1) занимается у станка с ученицей (2). Фото из личного архива
Заслуженная артистка России, балерина, главный хореограф «Москомспорта» и директор школ Олимпийского резерва Инна Гинкевич занимается у станка с ученицей. Фото из личного архива

— Изматывающие репетиции до кровавых мозолей, строжайшая диета — все так и было в вашей творческой жизни?

— Любой нормальный человек понимает: для того чтобы стать профессионалом, он должен много чем жертвовать. В балете есть определенные ограничения. Внешний вид, форма и вес — все должно быть идеально. В XVIII веке требования были одни, в XIX — другие, сейчас третьи. Так же, как и рост балерин. Раньше были маленькие, сейчас высокие. Если ты пошел в профессию, должен ей соответствовать. Поэтому да, все лишения были и есть до сих пор.

— До сих пор?

— Ну а как же? Единственное, за что себя ругаю — не делаю балетный станок каждый день, просто не успеваю. Артист балета должен быть развит не только интеллектуально, но и физически. Быть все время в суперформе, как любой олимпийский чемпион. Хотя спортсмен готовится к Олимпиаде раз в четыре года, а балерина должна быть готова выйти на сцену в любой день, а то и два раза. И быть каждый раз лучше, чем предыдущий. И танцевать каждый раз лучше, чем предыдущий! Поэтому, конечно, и мозоли кровавые, и усталость, и неимоверный труд — все было. И потом, мало кто из спортсменов репетирует по 8 часов в день, а балетные репетируют. Включая балетный класс, обязательно. У нас всего один выходной день, всю жизнь. И кстати, мне сейчас удивительно, что у меня их два. Но лишения, которые я испытала, были во благо, в удовольствие. Я не могу сказать, что у меня не было детства, у меня было прекрасное детство. И прекрасная молодость.

— Ваша дочь тоже балерина?

— Да, она танцует в Большом театре — необыкновенная умница и красавица. Ее успехи — результат наших с ней усилий, тяжелой работы. Горжусь? Горжусь, конечно. Счастлива, что наши усилия не напрасны.

СПРАВКА

Инна Владимировна Гинкевич — заслуженная артистка России, балерина, актриса, модель. В статусе прима-балерины танцевала сольные партии в ведущих театрах страны — Мариинском, Большом, в Театре им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, а также на Приморской сцене Мариинского театра. В настоящее время — главный хореограф «Москомспорта» и ГБУ «ФСО «Юность Москвы», директор трех спортивных школ Олимпийского резерва.

Новости партнеров