Опрос

Всемирный день кошек отмечается 1 марта. А Вы знаете, каких животных из семейства кошачьих нет в Московском зоопарке?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Музей подземных укрытий

31 января. Дмитрий Юрков показывает пробирки с отравляющими веществами. Фото: Анна Темнышова
31 января. Дмитрий Юрков показывает пробирки с отравляющими веществами. Фото: Анна Темнышова
31 января. Дмитрий Юрков показывает пробирки с отравляющими веществами. Фото: Анна Темнышова

Около Московского международного делового центра «Москва-Сити» (Пресненский район) открылся музей «Подземная Москва». Он находится в бывшем бомбоубежище, которое было при заводе.

За знаменитыми высотками остался маленький кусочек территории, где находятся несколько старых домов. А за забором во дворе — неприметная будка, над дверью которой красуется табличка «Вход в убежище». За ней — ведущая глубоко вниз обшарпанная лестница, которая больше напоминает декорации для триллера. За черной дверью находится «предбанник». Если не знаешь, сразу и не догадаешься о его назначении.

Глубокий внутренний мир

— Сейчас вы прошли через тамбуршлюз с гермоворотами, — объясняет научный руководитель Музея современной фортификации Дмитрий Юрков. — Это обязательный путь для новоприбывших в случае ядерного удара. Им бы пришлось принимать душ и снимать зараженную одежду.

После тамбур-шлюза идет бесконечный лабиринт из просторных помещений. В первом — экспозиция «Подземная Москва», которая рассказывает посетителям о глубоком внутреннем мире столицы. Все предметы можно трогать, брать в руки, рассматривать.

— Выставка показывает различные сооружения под землей, чтобы люди могли утолить свое любопытство здесь, — рассказывает Дмитрий Юрков. — Потому что многие устраивают нелегальные экскурсии, которые могут закончиться плачевно. Поэтому в нашем музее все можно посмотреть и потрогать. Дальше нас ждали «Секретный бункер: защищенный узел правительственной связи» и «Убежище для укрытия населения». Первое — это отдельная комната, которая напичкана всевозможным советским оборудованием для связи с внешним миром. А остальные помещения рассказывают о быте людей, которые якобы спаслись от ядерной угрозы.

— Это бомбоубежище предназначалось не для местных жителей старых домов, а для работников ближайшего сахарного завода, — рассказывает Дмитрий. — Сахар — это стратегическое пищевое производство, и в военное время оно не должно было останавливаться. Поэтому, по его словам, рабочие должны были остаться в этом бомбоубежище, переждать два дня и вернуться на поверхность.

— Сейчас этот завод снесли, и на его месте стоит современный жилой комплекс, где есть свои монолитные подвальные помещения, — рассказывает Юрков.

— Этот бункер стал непригодным для использования по прямому назначению, так как он не соответствует современным требованиям: устаревшая вентиляция, негерметичные гермоворота, испорченные воздушные фильтры.

Один из экспонатов выставки — манекен ребенка в специальном детском противогазе. Взрослые малыша не защитят.
Один из экспонатов выставки — манекен ребенка в специальном детском противогазе. Взрослые малыша не защитят.

Метро как бункер

По словам Дмитрия Юркова, Московский метрополитен может защитить население от ядерной атаки, однако не каждая станция для этого предназначена. Например, «Выставочная» — это тип легкого метро. И дело даже не в глубине: четыре метра бетона защищают лучше, чем 20 метров мягкого грунта. На ней нет специального оборудования. А вот на «Киевской» есть все спецсистемы, а на входе видны большие гермодвери.

— И многие новые станции снабжены такими системами. Принцип, по которому одни станции делают «легкими», а другие «тяжелыми», — уже гостайна, — уточняет Дмитрий. — Только правительство знает, как эти станции будут использоваться во время чрезвычайных ситуаций.

Глядя на карту Москвы, где отмечены общеизвестные бункеры, понимаю, что в центре их очень мало. И возникает вопрос: а куда бежать жителям?

— В принципе в центре Москвы мало таких муниципальных бомбоубежищ ввиду плотной исторической застройки, — рассказывает Дмитрий. — Поэтому главным бункером для местных жителей остается метро.

Развенчивают мифы

Сотрудники музея попытались записать все стереотипы об убежищах, и у них получился список из 30 пунктов. Но они решили выделить всего несколько самых популярных мифов.

— Среди них самый банальный — древние подземные ходы, — говорит эксперт. — У нас сложная московская гидрогеология, которая не позволяла строить такие протяженные ходы.

Да, были элементы крепостной фортификации под стеной Кремля, но это лишь маленькие участки.

Второй (животные-мутанты) и третий (секретный бункер и «Метро-2») — тоже не имеют ничего общего с действительностью.

В Москве, по словам научного руководителя музея, до сих пор водят экскурсии в бункер Сталина, но это лишь недостроенный вестибюль стадиона.

— В 1990-е годы предприимчивые люди раскрутили это место, — говорит Дмитрий. — «Метро-2» — не совсем миф, и в столице есть два спецтоннеля, у которых есть свое особое назначение. Объект № 100 был построен в позднее сталинское время, и он соединял несколько защитных сооружений в центре города.

А второй — это «ЧЗ1090». Сооружение позволяет эвакуироваться из Кремля по отдельному тоннелю на юго-западную окраину города. К 1969 году оно было проложено рельсовым путем.

— В начале 1990-х начались утечки информации, и была версия, что это правительственный тоннель, — отметил Дмитрий Юрков. — Дальше уже дофантазировали, что это целая сеть разных веток и что чиновники ездят по альтернативному метрополитену

КСТАТИ 

Многие путают понятия «укрытие» и «убежище». Так, в первом можно спрятаться только от обычных снарядов. А другие защищают от радиации благодаря своей конструкции.

НА ЗАМЕТКУ

Различные химические отравляющие вещества обладают узнаваемым запахом. Например, у иприта — запах горчицы, хрена или чеснока. В музее можно понюхать его безопасно.

Новости партнеров