Опрос

Международный день цирка отмечается 20 апреля. А вы знаете, сколько лет Юрий Никулин проработал в цирке?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Тимофей Гольберг: У нас — замечательное созвездие исполнителей

Тимофей Гольберг руководит Московским государственным академическим камерным хором с 2019 года. Фото: Николай Завьялов, «Вечерняя Москва»
Тимофей Гольберг руководит Московским государственным академическим камерным хором с 2019 года. Фото: Николай Завьялов
Тимофей Гольберг руководит Московским государственным академическим камерным хором с 2019 года. Фото: Николай Завьялов
Тимофей Гольберг руководит Московским государственным академическим камерным хором с 2019 года. Фото: Николай Завьялов

Московскому государственному академическому камерному хору (Хор Минина) без малого 52 года. И за это время — всего два художественных руководителя и главных дирижера. Первый — народный артист СССР Владимир Минин, он возглавлял коллектив с 1972 по 2019 годы, а затем стал его президентом. Второй — Тимофей Гольберг, вставший у руля хора в 28 лет. Корреспондент «МЦ» побеседовал с преемником Маэстро Минина.

— В этом году мы отмечаем 225-летие со дня рождения Пушкина. Многие авторы вокальных и хоровых сочинений обращались к творчеству поэта. Однако в пушкинском репертуаре вашего коллектива именно у Свиридова — особая роль. Почему?

— Владимира Николаевича Минина и Георгия Васильевича Свиридова связывали даже не годы — десятилетия дружбы и плодотворного сотрудничества. «Не раз в искусстве Минина я находил вдохновение», — писал композитор. Вы правы, к поэзии Александра Сергеевича обращались многие выдающиеся композиторы, но именно Свиридов как никто другой сумел распеть слово Пушкина. Вершина хорового творчества на стихи поэта — Концерт для хора «Пушкинский венок» Свиридова. Композитор доверил премьеру сочинения Хору Минина. Это произведение — визитная карточка нашего коллектива. 9 февраля в абонементном концерте в Доме музыки прозвучали все десять номеров «Пушкинского венка». А 10 февраля в Государственном музее А.С. Пушкина были представлены фрагменты произведения. Уже второй год мы выступаем в этом замечательном музее в День памяти поэта. Начинаем концерт в 14-45 — в это время перестало биться сердце Пушкина.

— В абонементном концерте вместе с «Пушкинским венком» прозвучал Реквием Шнитке.

— Я «заразился» музыкой Шнитке ещё в училище. В её основе — борьба противоположностей. Парадокс: в сочинениях композитора много диссонансов, резких звуков, но замысел композитора легко разгадать.  Абсолютно понятно — о чем это. Музыку Шнитке поймут в любой стране.

— Кто ваши любимые авторы?

— Возможно, ответ покажется скучным. Мой любимый автор — тот, сочинение которого дирижирую в данный момент. Если не будешь любить того, кого исполняешь, это — не твоя профессия.

— Когда и как вы оказались в Хоре Минина?

— В 2016 году, благодаря II Всероссийскому музыкальному конкурсу (Тимофей Гольберг стал победителем этого конкурса в номинации «Хоровое дирижирование»). Очевидно, Владимир Николаевич Минин меня заметил. До 2019 года я работал дирижером. Был, можно сказать, подмастерьем. Помогал Маэстро готовить его концертные программы.  Делал и свои программы.  В 2019 году Владимир Николаевич передал мне художественное руководство хором, и теперь я с коллективом, можно сказать, на «ты». Помню, когда еще учился в музыкальном училище, мы слушали пластинки Московского камерного хора. Наш коллектив — легенда. Ансамбль солистов — именно так его задумал Минин. На первой репетиции я обалдел от звука, настолько он яркий, тембристый. Впрочем, хор вокалистов — палка о двух концах. Такого тембрального богатства звука нет ни в одном коллективе. Вместе с тем, солистам требуется более сложный репетиционный процесс, чем обычным артистам хора. Больше времени уходит на подготовку концертной программы, потому что вокалисты задействуют другие мышцы, чем артисты обычных коллективов, получившие дирижерско-хоровое образование. С хором солистов сложнее добиваться результата, зато планка выше. У нас — замечательное созвездие исполнителей.

— Насколько сложно работать с солистами?

— Непросто: у каждого свой характер и свои намерения. Они учились на певцов-солистов серьезных театров, а волею судьбы попали пусть и в очень хороший, но все-таки хор. Это проблема не только солистов, но и моя: как увлечь их? Неслучайно в наших концертных программах достаточно много сольных партий. Кроме того, каждый сезон мы проводим цикл концертов «Хор Минина. Солисты»: артисты исполняют сочинения камерно-вокальной музыки — Свиридова, Рахманинова, Шостаковича и других авторов. Раскрываются в полной мере. А когда «садятся» в коллектив, ты как руководитель должен постоянно что-то придумывать, заниматься с ними, как с детьми, задействовать их воображение. К счастью, высокая планка и высокие результаты искупают сложности репетиционного процесса.

— Сами артисты чувствуют, что их личная планка выше, чем у хора?

— Думаю, артисты любого коллектива считают, что их личная планка выше (смеется). Но у всех коллективов — свои изюминки: кто-то поет очень чисто, кто-то мощно и тембристо, кто-то делает такое количество программ, что просто не угнаться. У всех свои фишки. Мы — не исключение. Вот, например, едем с крупной формой в Самару или в другой областной город, выступаем с местным симфоническим оркестром и выставляем свой квартет солистов. Берём своих, потому что они могут петь на уровне оперных певцов — и это факт. Более того, устраиваем конкурс: три, четыре, пять человек на одну сольную партию. Мы можем позволить себе такой выбор. Эта — наша фишка.

— Сколько концертов вы даете за сезон?

—У нас есть государственный заказ — 56 концертов, иногда даем 57. Конечно, в каждом концерте мы не можем представлять новую программу, это физически невозможно, да и не нужно никому. Но премьеры и новые программы, безусловно, есть. Они требуют «обкатки».  Конечный продукт на сцене всегда отличается от того, что бывает на репетиции: происходит какой-то поворот, ты смотришь на произведение под другим углом зрения. На втором концерте ты видишь произведение как бы со стороны, более объемно. Получается другой масштаб.

— Произведения каких авторов чаще исполняете?

— В каждом концертном сезоне стараемся представить интересные программы. Например, в этом сезоне была крупная форма разных авторов. Пели нашего соотечественника Эдуарда Артемьева — замечательного композитора второй половины ХХ века и начала ХХI века. Еще — Свиридова, Шнитке. Был Реквием Моцарта, это — хит. Был Бах, это — не хит, а кит. Юрия Темирканова однажды попросили назвать трёх китов в музыке. Он ответил, что кит лишь один — Бах. В этом что-то есть. Когда не знаешь с чего начать, начни с Баха. Конечно, его сочинения присутствуют в нашем репертуаре. Кроме того, поем музыку, которая сейчас, в данный исторический отрезок, востребована публикой.

— А что сейчас хочет услышать публика?

— Хочет тепла, исконной длинной русской мелодии, иногда хочет что-то душераздирающее.  Порой понимаешь, что должен работать на контрасте — дать то и другое, как на абонементном концерте в Доме музыки.

— Расскажите немного о себе.

— В детстве меня привели за руку в студию «Камертон» в Нижнем Новгороде, которой руководит Сергей Иванович Смирнов, профессор, у которого я впоследствии учился в Нижегородской консерватории. После студии поступил в училище. Занимался на фортепиано. Потом захотел петь. В 2009 году поступил в консерваторию. Осваивал две специальности: дирижер хора и дирижер симфонического оркестра.  До сих люблю обе эти профессии. К счастью, имею возможности применить свои навыки, поскольку у нас много программ для хора и оркестра.

— Я читал, что Владимир Минин выбрал вас в качестве преемника именно потому, что ваше второе образование — дирижер симфонического оркестра. Насколько это верно?

— Он мне говорил, что это несомненный плюс, и обосновывал двумя аргументами. Во-первых, у хора диапазон уже, чем у оркестра. Маэстро сказал, что в нынешнее время хор должен петь с оркестром — это публике больше нравится. И второе: мышление у дирижеров-хоровиков и дирижеров симфонического оркестра различается. Не могу сказать точно, что он имел ввиду. Возможно, то, что профессия дирижера симфонического оркестра включает работу и с хором, и с солистами, и с оркестром, поэтому дирижер оркестра мыслит масштабнее.

— Что вас связывает с Центральным административным округом столицы? Какие места больше нравится?

- Усадьба Хора располагается на Новой Басманной улице. Когда выхожу с работы в теплое время года, люблю пройтись по Саду Баумана. Недалеко от Культурного центра «Минин-хор» находится Московский государственный университет геодезии и картографии. Недавно я узнал, что в этом вузе учился мой дедушка, который ушёл на войну с пятого курса, дослужился до подполковника. Он — гордость нашей семьи. Люблю гулять внутри Садового кольца, по Мясницкой, нравится чайный магазин. Центр Москвы восхищает и вызывает приятные чувства.

СПРАВКА

Московский государственный академический камерный хор был создан в 1972 году дирижером, профессором Владимиром Мининым. Часто гастролировал за рубежом. С хором выступали такие прославленные артисты, как Ирина Архипова, Елена Образцова, Мария Гулегина, Зураб Соткилав а, Евгений Нестеренко, Александр Ведерников и многие другие. С 2019 года художественным руководителем является Тимофей Гольберг, а Владимир Минин — почетным президентом.

Новости партнеров